Главная arrow Интервью arrow Интервью с Л.Чистяковой, экспертом FCI Rambler's Top100
Язык - Language
  • Russian
  • English
Каталог кобелей
 
Поиск по сайту
Другие породы
Южнорусская овчарка
Русская псовая борзая
RUSDOG.ru
Rambler's Top100


Школьные ранцы и другие канцтовары для школы
Реклама
Интервью с Л.Чистяковой, экспертом FCI Версия для печати Отправить на e-mail
Автор: Владимир Шаповалов   

Беседу вёл Владимир В. Шаповалов

"Мне очень комфортно с моей тойкой!"

В любом вопросе всегда особо интересно мнение профессионала. Поэтому, когда речь заходит о той или иной породе, мнение экспертов всегда на особом счету. Более того, от их мнения во многом зависит и путь, которым предстоит развиваться породе. И особенно интересно знать мнение эксперта о породе, когда он сам является владельцем собаки данной породы.
Представляя своего собеседника - эксперта РКФ-FCI Лесси Чистякову, хочется отметить, что она, являясь известным и востребованным экспертом не только в России, но и за рубежом, в течение многих лет судила ринги русских тоев. Помимо богатейшего судейского опыта, Лесси Геннадьевна является владельцем русского тоя и может, опираясь на личный опыт, поделиться своими взглядами на характер тоев и особенности их содержания.

В.В.Ш. Лесси Геннадьевна, расскажите, пожалуйста, как началось Ваше увлечение собаками?

Л. Чистякова: У меня, собственно говоря, быть с собаками или не быть с собаками, выбора не было. Меня принесли из роддома, показали собаке, и сложилось так, что помимо двух бабушек основные обязанности воспитателя на себя взял кобель колли. Я училась ходить, держась за собачью шерсть, было очень удобно. Мама и бабушка рассказывали, что я была довольно упрямой в детстве и беспрекословно слушалась только своего четвероного воспитателя. Когда родители со мной не справлялись, они вызывали меня «на ковер» вместе с собакой, и вопросы все были решены. Но это, так сказать, анекдот – откуда появляются эксперты.
У моих бабушек была возможность держать довольно много собак, и, т.к. они увлекались охотой, это были легавые и гончие. Позднее появились фоксы, которые были очень модной породой в 30-е г.г. В Эстонии сохранился уникальный бабушкин альбом с фотографиями собак начала прошлого века. Мне как специалисту очень интересно перелистывать эти фотографии и видеть, как прогрессировали породы на протяжении почти века. Там есть фотографии английских и гордон сеттеров, русских гончих, пойнтеров и, конечно, фоксов.
Любовь к охотничьим породам досталась мне по наследству. Поэтому я очень лояльно и неравнодушно отношусь к их судейству. В течение 15 лет я занималась разведением веймаранеров (Веймарских легавых) в клубе «Фауна». Большая часть нынешнего поголовья веймаранеров прошло через мои руки.
Со своей первой собакой, большим пуделем, в 12 лет я стала членом Таллиннского клуба собаководов. Как все, в эти ранние годы переболела всеми «болезнями»: училась быть дрессировщиком, потом увлеклась зоопсихологией, а затем закончила первые курсы при Эстонском клубе ДОСААФ. Это был 1974 год.
Для каждого начинающего эксперта, и даже не для эксперта, а просто для человека, который попадает в кинологический мир очень важно, кто будет его учителем. Мне в этом отношении очень повезло. Моей учительницей стала Лилиан Ханнисте, Председатель Таллиннского клуба собаководов и эксперт Всесоюзной категории. В ее клубе была удивительно домашняя атмосфера, она опекала начинающих собаководов и экспертов, давая возможность стажироваться не только у опытных советских экспертов, но и у иностранных. Таллиннский клуб один из первых начал приглашать заграничных судей на свои выставки. Проводились курсы повышения квалификации, и стажерам разрешалось быть помощником в ринге. Что это такое? Это, практически, двойная экспертиза. Опытные судьи давали возможность наблюдать свою работу, поручали осмотр зубов и проверку на крипторхизм, учили правильно ощупывать собаку в ринге и делать грамотное описание. Т.е. эксперты как бы курировали нас, давая возможность делать самостоятельную экспертизу. После такой стажировки оставалось ощущение, что ты все делал сам. Наша экспертиза, естественно, обсуждалась после выставки. Таким образом, нас вводили и достаточно интенсивно, в мир профессиональной кинологии, в судейский мир. По тем временам это была колоссальная школа, за которую я до сих пор благодарна Лилиан.
В 1992 г. был образован Эстонский Кеннел клуб, Эстонию восстановили в FCI. Эстонские эксперты получили статус экспертов FCI. Начался новый период развития эстонского собаководства. Постепенно начали появляться породные клубы. Они были заинтересованы в проведении семинаров по породам, на которые приглашались опытные заводчики, хэндлеры, грумеры, эксперты из разных стран. Кроме того, проводились «летние дни». Что это такое? Это, когда собираются любители одной породы вместе с собаками, в мотеле или в палатках, на один-два дня, и интенсивно общаются. Проводятся семинары, показательный груминг и хэндлинг, показывают разные фильмы. Все проходит в непринужденной дружеской обстановке. А вечером – костер, дискотека. Это все организует клуб. Поскольку, страна небольшая, съезжаться удобно. Собственно, это то, что мне хотелось бы увидеть когда-нибудь в России.
У нас, правда, некоторые НКП проводят фестивали и дерби. Поначалу эти мероприятия всех захватили, но потом потихоньку стали остывать, т.к. на сегодняшний день народ больше интересуется количеством титулов, нежели мнением экспертов об их собаке.

В.В.Ш. Скажите, в названии Вашего питомника слово Ээсти появилось от слова Eesti – по-эстонски это Эстония? Это так и задумывалось?

Л. Чистякова: Да, это так и задумывалось. Но получилось-то все, как обычно. Когда Эстония вступила в FCI, надо было регистрировать питомник в FCI. Те названия, которые были предложены, не прошли. Ну и от безысходности, я поняла, что единственное, что может пройти – это некая аббревиатура. Я соединила название страны – Эстонию (Ээсти), а это же имя самой успешной суки керри-блю-терьера моего разведения, которая в свое время выиграла не одно Best-in-Show, и мое собственное имя. Я не планировала такое название, но поскольку мне порядка трех раз завернули предложенные варианты, «не от хорошей жизни» возникла такая вот аббревиатура. Она, по крайней мере, емкая и понятно «откуда ноги растут». За последние годы этот брэнд стал довольно известен. Первого российского керри, завоевавшего титул Юного Чемпиона Мира звали Ээстилесс Хойти-Тойти. Когда я приехала судить Первый Национальный чемпионат черных терьеров в Италию, для меня стало сюрпризом, что отправленный туда в начале 90-х щенок, Ээстлесс Гемин стал родоначальником многих чемпионов породы в этой стране. Кстати, первый черный терьер привезенный в Англию также имел приставку Ээстилесс. Немножко приятно :).

В.В.Ш. А тоечку Вы как приобрели?

Л. Чистякова: Как всегда, в виде анекдота. С одной стороны, довольно логично, потому что я долго интересовалась этими собаками и курировала разведение тоев в клубе «Фауна». Но там были гладкие собаки, их разведением занималась Наталья Орлова, а я их актировала, как специалист смотрела на выставках, на племенных смотрах. Гладкие тои меня никогда особо не вдохновляли. Но когда я увидела на выставке в Москве Ловеласа из Армии Любви – он очень мне понравился, и это был первый момент, когда я подумала, что хочу иметь такую собаку. Дважды была близка к осуществлению этой идеи, но не сложилось. А в этот раз получилось так, что моя приятельница решила завести себе тоя, о чем радостно мне сообщила, сказав, что она завтра едет на Птичий рынок, чем ввела меня в состояние шока. Я имела большую глупость ее остановить и сказать, что я попробую ей помочь в этом вопросе. Но не судьба была: в течение почти двух лет я не могла достать ей то, что по моему мнению :), ей было нужно. Она не хотела черно-подпалую суку, мы хотели обязательно очень красивую собаку, которая могла бы ходить на выставку.

В.В.Ш. И она два года терпеливо ждала?

Л. Чистякова: Это было, как бы, не очень настойчиво. Я периодически забывала об этом. Я позвонила в пару питомников, сказала, что мне нужна сука соболиного окраса, выставочного уровня. Рождались то кобели, то черно-подпалые или коричнево-подпалые суки, которые меня тоже не заинтересовали. Это все было пущено на самотек. И вдруг, неожиданный звонок, перед Евразией: позвонили и поинтересовались: «Лесси Геннадьевна, Вы будете на Евразии?», на что я ответила «буду». «Ну, мы Вам везем Ваш заказ», - и повесили трубку. Я не очень поняла, кто звонил и о каком заказе идет речь. К тому времени моя приятельница благополучно обзавелась мопсом. Я, честно говоря, думать забыла про тоя и морально была абсолютно не готова к тому, чтобы мне привезли собаку. На самом деле, я пала жертвой профессионализма, потому что когда я увидела щенка, я поняла, что устоять будет невозможно. Я решила, что это то, что мне надо.

В.В.Ш. Какой был возраст щенка?

Л. Чистякова: Два месяца. У нее уже стояли уши, и на них была какая-то оброслость. Но больше всего меня поразило как она держалась в окружающей обстановке "Евразии" 2005 года. Совершенно свободно, без комплексов, лишь проявляя естественное любопытство. Видя меня впервые, она спокойно дала поставить себя в стойку, посмотреть зубы, ощупать, не проявляя никакого недовольства. Этим она меня и подкупила. Прекрасная анатомия – вещь очень важная, но жить-то с «человеком»…
Потом мне про нее много что рассказывали: и что она будет очень маленькой, и что голова у нее будет неправильная, и то, и сё… После всех этих разговоров мне даже стало интересно насколько я правильно поняла, что получится из щенка. Пока я собой довольна :). И благодарна Лене Пшеничниковой. В ее питомник я обратилась не случайно, т.к. многократно судила ее собак в России и за рубежом. Мне нравилось, что они очень однотипны и куражны. Мне нравились их головы, в них меньше экстремальности и они не напоминают о чихуахуа. Это хорошо сбалансированные крепкие собаки, с хорошей оброслостью, с нормальной психикой. На мой взгляд, они олицетворяют тот путь, по которому развивается порода. Такую собаку я хотела бы иметь у себя дома – маленькую собаку без проблем. Собственно, я ее и имею :).
Собаку, которая совершенно адекватна и спокойна. Например, в Вильнюсе, куда мы поехали получать титул Юного чемпиона Литвы, Эмми два дня на полу общалась с окружающими людьми и детьми. Ринги сильно задерживались, я не взяла с собой кресло, а возможности где-либо сесть там не было. Мы стояли недалеко от ринга, а вокруг сновали люди и собаки. Эмми спокойно и с интересом наблюдала за происходящим. Единственным отрицательным моментом было то, что она «немножко кидалась» на проходящих «больших волкодавов». Возможно, сказывалось «терьерье» прошлое :).
Миниатюрная собака с огромными ушами, спокойно стоящая на полу, вызывала большой интерес у детей. Они подходили одни или вместе с родителями и старались ее погладить. Для меня стало открытием, что Эмми их совершенно не боялась. Обычно, маленькие собаки либо проявляют агрессию, либо стараются держать дистанцию, отодвигаясь как можно дальше от протянутых рук. А моя «мелочь» дружелюбно давала себя трогать, тянулась к детям, ей нравилось их внимание. Разумеется, я контролировала, чтобы это общение не было слишком экстремальным. Это доказывает, что тои превратились в нормальных собак с устойчивой психикой.
Когда меня спрашивают: «Какой главный критерий при оценке тоя?», я отвечаю: «Чтобы он не вызывал жалости». Собака должна производить впечатление здорового животного с нормальной психикой, с нормальными движениями. Он не должен быть весь «сикось-накось», не горбить верх, не заплетать передние и задние ножки, не производить впечатление чего-то воздушного, дрожащего, на которое подуешь, и оно полетит. Это должна быть максимально сбалансированная, крепкая и одновременно изящная маленькая собачка, силуэтом напоминающая олененка. Но не кривого-косого олененка, а нормального, здорового :).
Кстати, об оленятах. Лето я обычно провожу в Прибалтике. Уезжаем с дочкой и всеми собаками на острова в Балтийском море. Это такой «маленький рай» - сосны, море, людей почти нет и полно зверья. Черника растет прямо у дома. Косули вообще непуганые. Идешь на пляж, косули пробегают мимо, собаки срываются за ними, а сзади скачет Эмми, как маленький, маленький «косуленок». Эмми прыгает, поскольку кусты черники довольно высокие, уши - как рожки, чуть приподнятый, как и у косуль, маленький хвостик – сразу видно, что да, силуэт олененка, как в Стандарте. Зрелище уморительное.
Первый завтрак у нас в лесу - все собираем чернику. Эмми тоже научилась. С серьезным видом тщательно обрывает каждую ягодку с кустика, затем переходит к другому. За день мы проходим в среднем 5-6 км, собаки набегивают и того больше, плюс прогулки по пляжу и купание в море. Эмми плавает наравне со всеми, но старается держаться поближе к берегу. Когда устает, выбирается на берег, с тоской глядя в море, где плещется остальная компания. Когда это все ей надоедает, уходит ловить в траве кузнечиков. Делает это азартно, высоко подпрыгивая в траве, лает, но результаты не обнадеживают. Научилась у кернов ловить лягушек. И вообще, живо интересуется окружающим ее миром. Пляжи окружены зарослями дикого шиповника. Он стелется по песку, и когда цветет, в его цветках можно найти и жуков, и бабочек. Эмми аккуратно пробирается по зарослям, стараясь не наступить на колючие ветки и охотится на насекомых, а со стороны кажется, будто она нюхает цветы.
Той прекрасно переносит путешествия. Они ему нравятся, нравится общение с окружающим миром. Он прекрасный компаньон на отдыхе и на выставках. Возвращаясь к выставочной теме, хочу сказать, что я теперь по-настоящему получаю удовольствие от того, как мы ходим на выставки. Мне больше не надо тащить с собой большой стол, клетки, груду инструментов. Я беру маленькую сумку с собачкой, расческу, кусочек сыра, ринговку… И ВСЕ! Очень удобно. Особенно для тех, у кого нет личного транспорта. С тоем вполне можно добраться на метро или автобусе. Выставочную карьеру я начинала с крупных собак, долго занималась керри-блю, сейчас у меня керн-терьеры. Все эти породы нуждаются в предварительной подготовке к выставке. Мытье, расчесывание, стрижка, тримминг, бессонные ночи – страшно вспоминать. С тоем ничего подобного не требуется. Нет, помыть собаку перед выставкой, конечно, надо, но вся процедура занимает несколько минут. На первой выставке с Эмми я ужасно нервничала, у меня тряслись руки, и я судорожно пыталась начесать ей уши. Приятельница, глядя на это, скептически заметила, «Сейчас оторвешь все!» Но многолетняя привычка расчесывать собак перед рингом сказывалась, и мне все время этого не хватало. Спустя год я поняла, какое это счастье, когда можно только причесать уши и войти в ринг. Мне очень комфортно с моей тойкой, и я рада, что она у меня есть.

В.В.Ш. А еще тоев не собираетесь заводить?

Л. Чистякова: Пока «плодить тараканов» в мои планы не входит :). Мы ходим по выставкам, она их выигрывает, мы рекламируем породу, и я считаю, что в данном случае она как раз работает на породу. Мы показываем, как тоев можно экспонировать спокойно на ринговке, общаемся с людьми и другими маленькими собаками, правда, пытаемся атаковать крупных. Я и Эмми получаем удовольствие от выставок. Но Эмми исполнилось 2 года, возможно, я и задумаюсь, чтобы как-то продолжить ее род.

В.В.Ш. Расскажите немного о судействе тоев.

Л. Чистякова: Я периодически сужу тоев в нашей стране и за границей. На сегодняшний день за рубежом больше всего они распространены в Финляндии и странах Балтии. Там они довольно популярны. Хотя поголовье весьма «разношерстное». Есть очень качественные собаки, но их немного. В основном они все привезены из России, из разных питомников. На Европейском чемпионате в Хельсинки в 2006 году были представлены уже тои местного разведения и из питомников Балтии, были неплохие собаки. Надо сказать, что интерес к тоям резко подскочил после признания породы в FCI.

В.В.Ш. Наверное, все же в этих странах больше собак питерского разведения?

Л. Чистякова: Нет, там много и московских собак тоже. Встречаются экземпляры и из других регионов России. Когда я первый раз судила тоев в Финляндии, где уже давно не купируют хвосты, у меня было такое состояние небольшого шока :). Но, привыкаешь ко всему, теперь уже и в России мы видим собак с хвостами. Меня очень радует, что хвосты у тоев не закручиваются «в баранку», как у большинства пород, у которых перестали их купировать.

В.В.Ш. Вы предпочитаете купированные хвосты?

Л. Чистякова: Да, но я полностью отдаю себе отчет, что таким образом я лишила свою собаку очень многих титулов. Я не могу выставлять свою собаку на выставках в Финляндии, Дании, Германии, Швейцарии и многих других странах FCI, только на Европейских и Мировых Чемпионатах. Люди, которые оставляют хвосты тоям, делают выбор в пользу возможности более широкой рекламы породы, продажи щенков за рубеж и их выставочной карьеры за пределами России. Я же слишком давно знаю тоев, поэтому, мне лично эти хвосты не импонируют. Дело в том, что Лена Пшеничникова привезла мою тойку с хвостом, я его просто купировала. Хвост был хороший, веселый, но представить своего тоя с хвостом, тем не менее, мне было слишком трудно. Поэтому я это дело ликвидировала :).

В.В.Ш. Это можно будет опубликовать?

Л. Чистякова: Ну, а почему нет? Я же говорю про себя, лично. Я признаю, что, да, таким образом я лишила свою тойку многих титулов. Поэтому, каждый должен делать выбор сам. Я считаю, что самое хорошее – это когда страна дает возможность свободного выбора. Когда ты можешь выбрать: с хвостом или без хвоста будет у тебя собака. И когда на выставках могут ходить собаки и с хвостами, и без хвостов. Потому что, на самом деле, на экспертизе это никак не отражается. Почему? Потому что хорошая собака, с хвостом или без хвоста, она все равно выиграет. Если она хорошая. А у плохой собаки – это уже не принципиально. Хвост ее не украсит, но уже и не испортит. Хвост – это деталь к собаке. Другое дело, если хвост порочный, тогда, конечно… Если хвост криминален, в моем понимании, лучше его отрезать.

В.В.Ш. Существует еще одна проблема – рождения короткохвостых щенков. Бытует мнение, что для искоренения этого порока стоит ввести запрет на купирование хвостов.

Л. Чистякова: Рождение короткохвостых тоев можно расценивать, с моей точки зрения, как один из элементов именно «тоистости». Как родничок. Потому что, в принципе, генетически в тоях заложены все собаки с нормальными хвостами. Если мы станем говорить о том, чтобы запретить купирование, к чему мы придем? Той – собака, которая довольно легкая, и возможны переломы хвостов. Где-то хлопнули дверью, где-то потянули, и в таких случаях собаке единственное, что можно сделать – это купировать хвост. Я не думаю, что даже очень лояльный эксперт будет в восторге от сломанного хвоста в ринге. Врожденные заломы хвостов, к сожалению, встречаются у очень многих пород. Всегда возникает вопрос: это генетика или травма? Поскольку все возможно – жизнь есть жизнь. Я считаю, что, дабы не гадать, оптимальный вариант – это свободный выбор, когда в ринге могут ходить собаки, как с купированными, так и с некупированными хвостами. Россия, к счастью, в этом вопросе «впереди Европы всей». Не хотелось бы впадать в какие-то крайности и запреты, (а мы это делали столько лет!), пора уметь быть свободными и делать свободный выбор. Однако, хотелось бы видеть четкое отношение Стандарта к проблемным хвостам.

В.В.Ш. Расскажите о Ваших взглядах как эксперта на тоя.

Л. Чистякова: Я несколько раз говорила, и это уже стало афоризмом, что главный критерий в оценке тоя – это то, чтобы он не вызывал жалость. Собака, в первую очередь должна производить впечатление здорового животного. Я не понимаю стремление к экстремальным головам, к экстремальным углам, к очень «тонким, звонким» собакам, излишне высоконогим, или излишне приземистым. Нормальный той – это хорошо сбалансированная, достаточно крепкая собака, с хорошей, крепкой линией верха, с приятной, но не экстремальной головой, с круглыми, но не выпученными глазами. При оценке головы я всегда обращаю внимание на выражение тоя. Выражение складывается из конкретных деталей: цвета и величины глаз, их расположения, размера и постава ушей, их оброслости и насыщенности окраса. И оно очень важно для мелкой породы. На сегодняшний день я стала больше обращать внимание на постав ушей. Потому что у очень многих тоев, даже с хорошей формой головы, уши часто напоминают чихуа: низко посаженные и широко развешанные. Это сильно портит выражение тоя, теряется это «оленье» впечатление. Портят выражение и полустоячие уши у длинношерстных собак. Т.е., уши должны быть максимально высоко посажены. И, конечно, уши крупные, иначе, это уже не русский той. Кроме того, хотелось бы элегантную шею, но не максимально длинную и не максимально короткую, а нечто среднее. Той должен напоминать силуэтом олененка, что, собственно, и говорится в Стандарте. Движениями собака тоже должна напоминать движения олененка. Имеется ввиду ощущение грациозности, а не прыжки в ринге, как, собственно, двигается олень. Параллельные, с хорошим толчком и выносом передних конечностей движения. При этом желательно, чтобы хэндлеры помнили, что той – собака очень компактная, практически квадратного формата, и он не может двигаться длинным шагом. Свободные движения для тоя – это компактные движения, напоминающие движения терьера, но не гарцующие и не скованные. Поэтому, показ тоя в чрезмерно быстром темпе демонстрирует неестественные и нехарактерные движения.

В.В.Ш. Очень много собак, у которых именно гарцующие движения.

Л. Чистякова Движения должны быть максимально гармоничными и сбалансированными. Укороченный шаг создает впечатление гарцующей лошадки с резким выбросом вверх передних конечностей, недостаточным толчком задних и раскачиванием корпуса. Но чаще встречается другая проблема – дисбаланс движений, т.е., при хорошем толчке задних конечностей, иногда не хватает выноса передних и наоборот. Очень хочется, чтобы был баланс движений у тоя, не отдельные движения задних конечностей и передних. Если у собаки прямое плечо, то движения будут, соответственно, менее свободные.
Сейчас появились собаки нового типа, в первую очередь я бы сказала, в Санкт-Петербурге. И эти собаки на сегодняшний день задают определенный тон в породе. Гладких тоев очень хорошего качества я видела в Перми и Екатеринбурге, и, конечно, в Москве. Мне трудно судить, что происходит в других центрах разведения, поскольку я просто там тоев не видела, не судила. В Липецке, например, в ринг вышли всего два тоя, правда, очень хорошего уровня.

В.В.Ш. Что Вы можете сказать об осмотре зубной системы. Об актуальной сегодня в породе проблеме с нехваткой резцов?

Л. Чистякова: Я бы сказала так: если собака нормальная, то у нормальной собаки количество резцов должно быть тоже нормальным. Но это мой взгляд. Другое дело, что мне как эксперту позволяется давать «отлично» собаке с отсутствием двух резцов сверху и двух резцов снизу. При этом я понимаю, что если мы на сегодняшний день в этой породе упремся только в зубы, мы потеряем тип. Т.е., если мы будем очень сильно убирать собак «беззубых», значит мы будем вязать плохих собак с полным комплектом зубов, собак не с лучшей анатомией, но, зато, с полным набором зубов. Мой, и не только мой кинологический опыт, говорит, что зубная формула не имеет прямого наследования, и иногда, когда порода еще формируется, можно поступиться зубами. Но при условии, что каждый заводчик все же понимает, что если «беззубых» вязать с «беззубыми», то мы останемся вообще без зубов. Поэтому, конечно, желательно в разведение пускать в первую очередь полнозубых сук. Потому что разведение во всех породах строится на качественных суках. И стараться не вязать неполнозубых с неполнозубыми.
Раз уж зашел разговор о разведении, хочу сказать, что если мы хотим как можно скорее получить однотипное поголовье, мы должны подбирать собак по фенотипу, а не по идее «маленькие кобели – большие суки». Мы не рыбок разводим :). Поэтому кобели и суки должны быть приблизительно одного размера. В этом случае мы получим ровное поголовье. И, конечно, надо подбирать не по принципу количества титулов. Да, титулы нужны для рекламы. Но на мой вкус лучше подобрать менее титулованного, но более правильного кобеля для своей суки, чтобы получить полноценных щенков, которые будут потом выигрывать.

В.В.Ш. Чем отличается стиль судейства (процедура судейства) за границей от того, к чему привыкли мы?

Л. Чистякова: В каждой стране довольно разная система подхода к судейству. И, даже, во многих скандинавских странах экспертиза и регламент выставок отличаются. В этом году я судила в трех новых для себя странах: я была в Германии, Бельгии и Дании. В Бельгии, например, вообще не требуется делать описание собакам. И экспоненты были страшно удивлены и очень довольны, когда я им устно объясняла по-английски, что представляют из себя их собаки. Это по типу английской экспертизы – в Англии не принято делать описание собакам. Их просто ставят на места, дают оценку. Это, конечно, убыстряет процесс экспертизы, но на мой вкус, человек, который платит деньги за выставку, вправе знать мнение эксперта и понимать, почему он сегодня не первый, а, скажем, третий. Будучи в Бельгии я старалась максимально это людям объяснить, и в итоге, все остались довольны, потому сто они понимали, даже не выигрывая, чем они проиграли первой собаке. Для людей это важно.
В Дании система похожа на шведскую, но отличается тем, что там существует выбор лучшего юниора, который в Швеции отсутствует. В этих странах САС на выставках присуждается Лучшему кобелю и Лучшей суке. Если они уже имеют титул Чемпиона, то САС переходит следующей собаке в расстановке. В конкурсе на ЛК и ЛС участвуют собаки, получившие оценку отлично и сертификат кандидата. Это довольно сложно, потому что на Лучшего кобеля у меня, например, в ринге кернов вышло порядка 15 собак. Что касается центральноевропейской системы, то она очень сильно напоминает то, что происходит на наших выставках. Отличие в основном только в том, что в некоторых странах сертификат получают Лучшая сука и Лучший кобель, а где-то – в каждом классе.
В Бельгии я узнала, что существуют интернациональные выставки ранга CАС. Я раньше считала, что выставки только ранга CACIB имеют статус интернациональных. На таких выставках САС присуждается в каждом классе. А на обычных национальных выставках САС только один.
В Германии довольно сложная система судейства. Кроме того, не существует титула Чемпион Германии. Есть Бундес Сигер, Клаб Сигера и есть Чемпион VDH. Получение последнего требует четырех сертификатов, два из них на спецвыставках, разница между первым и последним – год и один день.

В.В.Ш. Каковы Ваши планы на будущее?

Л. Чистякова По-прежнему собираюсь выставлять свою тойку, надеюсь на победы, они греют сердце даже «закоренелого» эксперта :). В наступившем году собираюсь судить в новых для себя странах – Швейцарии и Греции. Надеюсь, что судейство тоев будет доставлять больше радости. Последняя выставка ушедшего года порадовала однотипностью и высоким качеством экспонентов.

2006 г.

Для сервера RUSDOG.ru материал предоставил
Владимир В. Шаповалов
Москва
тел. 8-926-234-2170
тел. 8-926-533-9580
http://toyterier.narod.ru
Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
© RUSDOG.ru
Разработка сайта - AlRy